Публикации

CTB; 2019.12.10; В авиационном языке есть слово «запрещаю», но нет слова «разрешаю». Почему? (ВИДЕО)



Если за комфорт пассажиров на борту отвечает экипаж, на земле правит балом служба диспетчеров. Весь путь самолета – под неусыпным контролем.

С момента запуска двигателя до посадки, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Виктор Чучулов, начальник службы воздушного движения Минского аэродромного диспетчерского центра:
У каждого авиадиспетчера – своя зона ответственности. Диспетчер руления обеспечивает управлением воздушным движением на перроне и рулёжной дорожке. Диспетчер старта самолёт подруливает. Он разрешает взлёт и разрешает посадку.

Из обязательных навыков – знание английского и безукоризненное владение специальной терминологией. Засорять эфир лишним строго запрещено. Порой это может стоить жизни.

Александр Лысюк, начальник службы воздушного движения Гомельского филиала РУП «Белаэронавигация»:
Официально существуют авиационные правила ведения радиосвязи и радиообмена. Допустим, в авиационном языке есть слово «запрещаю», но нет слова «разрешаю». Концовка «аю»- «аю» – вот человек не дослышал, и всё. Сказали «запрещаю»,  а он подумает – а вдруг это «разрешаю». Поэтому есть «запрещаю» и есть слово «ждать».

Пробок в небе над Синеокой не бывает. Для этого диспетчеры всегда на связи с пилотами. Если вдруг на борту форс-мажор, тут же принимается решение о посадке вне очереди. 

Виктор Чучулов:
Экипаж докладывает, что пассажиру плохо. Диспетчер освобождает воздушное пространство и делает внеочередную посадку по кратчайшему расстоянию.

Александр Гончарук, командир экипажа:
Был рейс Минск-Амстердам. На 15-ой минуте полёта пассажиру стало плохо. Приняли решение вернуться в Минск. По прилёту у трапа нас ожидала карета «скорой помощи». Благодаря слаженным действиям, пассажир остался жив и здоров.

Источник: http://www.ctv.by/v-aviacionnom-yazyke-est-slovo-zapreshchayu-no-net-slova-razreshayu-pochemu

Смотреть журнал